Полюса недоступности: исследование самых изолированных точек на планете

Вам когда-нибудь хотелось оказаться вдали от общества? Тогда вы, возможно, захотите узнать о полюсах недоступности.



Текстовые сообщения, электронные письма, уведомления. Сигналы в пробках. Грохот железнодорожного состава. Орущий телевизор соседа за стенкой. Гул самолёта над головой. Повседневная жизнь большинства из нас сопровождается постоянным шумом. По данным ООН, 54 процента мирового населения проживают в городах.



Города и пригороды предлагают множество положительных моментов, однако постоянный шум и суета могут негативным образом сказаться даже на самом закоренелом городском жителе. Вы можете задаться вопросом, каково это – жить в уединении вдали от оживлённых населённых пунктов?

Ответ можно найти, узнав больше о полюсах недоступности Земли – формальном географическом термине, описывающем некоторые и самых уникальных отдалённых мест на планете.

Что такое полюс недоступности?

Одним из величайших исследователей мира начала ХХ века был канадец Вильялмур Стефанссон, который прославился тем, что провёл год, живя среди инуитов, а также был сторонником питания, основанного исключительно на мясе и практикуемого обитателями Арктики.



Стефанссон считается одним из первых, кто определил полюс недоступности. В своих работах, опубликованных в научном журнале Geographical Review, он описывает арктический полюс недоступности как «точку в пределах арктических регионов, самую труднодоступную для любого исследователя, который сначала плывёт как можно дальше на корабле, а затем продвигается вперёд при помощи людей и упряжки ездовых собак». Он рассчитал местонахождение точки, произведя триангуляцию расположения различных судов на арктических ледовых берегах. Он описал её как «менее доступную, чем Северный полюс».

В то время как Стефенссона интересовал только арктический полюс недоступности, географические учёные после него нашли способы вычислить полюса недоступности по всему миру, используя примерно ту же самую метрическую систему. Исследование Даниэля Гарсии-Кастелланоса и Умберто Ломбардо, опубликованное в журнале Scottish Geographical Journal, описало полюс недоступности как «место, наиболее удалённое от конкретной береговой линии» или как «место на Земле, наиболее удалённое от любого океана». Эти тщательно определённые места представляют собой абсолютное внутреннее пространство могущественных континентов Земли.



Доклад Даниэля Гарсии-Кастелланоса и Умберто Ломбардо начинался словами: «Удалённость от моря исторически связана с изолированностью и труднодоступностью». Конечно, некоторые из полюсов недоступности являются менее оживлёнными, чем Таймс-сквер, однако можно поспорить, действительно ли эти места являются недоступными и изолированными или же они каким-то образом связаны с нашим шумным миром.

Зачем путешествовать в изолированные места?

Когда большинство людей думают об отдалённых местах, первое, что им приходит на ум – это Северный и Южный полюсы. Тем не менее, стоит отметить разницу между Северным полюсом и Северным полюсом недоступности: первый является географической “вершиной” мира, а второй – самой удалённой точкой от суши в Арктике.



Северный полюс недоступности – это точка в Северном Ледовитом океане, которая находится на постоянно меняющейся массе льда. Британский исследователь Джим Макнилл планирует в феврале 2019 года совершить экспедицию к северному полюсу недоступности, что будет его третьей попыткой. Южный полюс и Южный полюс недоступности являются немного более доступными, поскольку антарктическая земля позволяет самолётам приземляться в течение ограниченного периода в летние месяцы.

Путешествие к этим полюсам – не для каждого, но те, кому его удалось успешно завершить, например, генеральному директору Eyos Expeditions Бену Лайонсу, говорят о невероятной красоте и спокойствии этого холодного и далёкого места.



«Есть множество вещей, мотивирующих людей, – говорит Лайонс, ссылаясь на то, почему люди посещают отдалённые берега Антарктики или перемещаются по ледяному лабиринту Северо-Западного прохода. Природа и животный мир остаются самыми популярными причинами. – Люди хотят увидеть белых медведей в Арктике или пингвинов в Антарктике». По словам Лайонса, потенциально катастрофические последствия изменения климата также служат стимулом, побуждающим людей посещать эти холодные регионы.



Он добавляет, что Северный и Южный полюса манят людей по причинам, не поддающимся пониманию: «Люди хотят иметь более глубокие моменты». Лайонс говорит, что целые семьи, включая бабушек и дедушек, отправляются вместе в экспедиции, чтобы насладиться видом самых живописных нетронутых земель на планете Земля.

По его словам, удивительные ледяные образования часто наполняют туристов чувством благоговения. «Существует множество различных типов и текстур льда, и все они завораживающе красивы… Есть айсберги длиной в несколько километров или плавучие льдины, которые медленно рассекает корабль».



По словам Лайонса, всё это оказывает неизгладимое впечатление на людей. «Они видят что-то совершенно другое и совершенно чуждое, – говорит он. – Те, кто побывал в Антарктике, никогда не скажут: "Знаешь, это напомнило мне X, Y и Z". Это поистине уникальное место».

Евразийский полюс находится недалеко от китайского города Урумчи.

В то время как Северный и Южный полюса недоступности находятся на замёрзших краях нашего мира и почти полностью отрезаны от человечества, полюса недоступности на остальных шести континентах остаются связанными, но изолированными от самых густонаселённых регионов на Земле.

Возможно, это не особо очевидно, когда речь идёт о Евразийском полюсе недоступности, точке, расположенной в огромной китайской провинции Синьцзян.

Китайский эксперт по путешествиям Джош Саммерс посетил Евразийский полюс недоступности и предоставляет некоторый контекст его удалённости: «Чтобы добраться туда, нужно пять часов лететь на самолёте из Пекина (Китай) или два часа на самолёте из Алма-Аты (Казахстан), и плюс ехать много часов на автомобиле через отдалённые уйгурские сёла». Точка находится недалеко от синьцзянского города Урумчи, который фигурирует в Книге рекордов Гиннеса как «Земля, самая удалённая от моря».



Конечно, в Урумчи и провинции Синьцзян есть много вещей, которые делают их отдалёнными, однако такие термины означают разные понятия в нашем современном мире. По крайней мере, на этом делает акцент Майкл Линдберг, заведующий кафедрой географии в колледже Элмхурст, обсуждая полюса недоступности.



«Недоступность – понятие относительное, – говорит Линдберг. – Нет такого места на планете, куда, имея нужные ресурсы, вы не смогли бы добраться за 24 часа». И хотя Линдберг подтверждает, что западный Китаый является отдалённым сельским регионом, он добавляет: «Многие общества, которые считаются изолированными, уже не так отрезаны от остального мира, как раньше, в основном благодаря мобильным телефонам».



Тем не менее, Линдберг говорит, что жизнь в провинции Синьцзян будет заметно отличаться от жизни, скажем, в Шанхае, который является одним из самых густонаселённых городов в мире (численность его населения составляет 24 миллиона человек). В то время как массивные прибережные города Китая известны своей современностью и космополитичностью, «сельские районы Китая, в особенности удалённые от прибрежных провинций, ведут гораздо более традиционный образ жизни».



В самом деле, так же, как Шанхай отличается от Урумчи, который находится вблизи Евразийского полюса недоступности, существует аналогичный контраст между Нью-Йорком и Алленом (штат Южная Дакота), который находится недалеко от Североамериканского полюса недоступности.

Аллен живёт не так, как прибрежные населённые пункты Америки. Это регион, отличающийся традиционализмом коренных жителей Америки.

Полюса недоступности есть на всех континентах.

На первый взгляд полюса недоступности на других континентах имеют мало общего: Африканский полюс и Южноамериканский полюс расположены в густых, необитаемых джунглях; Австралийский полюс находится посреди пустыни на Северной территории Австралии, а Североамериканский полюс – в сельской местности Южной Дакоты.



Однако у этих странных точек долготы и широты есть ряд общих черт. «Чем дальше вы удаляетесь от океана, тем более экстремальными являются климатические условия, – говорит Линдберг. – Центральная Азия и Сибирь… имеют одни из самых высоких температур летом и одни из самых низких температур зимой». И быстрый взгляд на погоду вблизи Североамериканского полюса в Южной Дакоте показывает некоторые довольно экстремальные рекордные максимумы и минимумы.

Эти места в центре суши, расположенные в сотнях километров от океана, менее гостеприимны, чем регионы, приближённые к воде. Это делает полюса относительно малонаселёнными, поскольку они не особенно благоприятны с точки зрения погоды. «Одна из причин изолированности таких мест, – предполагает Линдберг, – заключается в том, что они не отличаются особой гостеприимностью. Вряд ли кто-то хотел бы там жить по своей воле».



Предпочтение более умеренных температур означает, что люди в подавляющем большинстве являются прибрежными существами. По данным НАСА, «более трети всего мирового населения, около 2,4 миллиарда человек, живёт в пределах 100 километров от океанического побережья». По этой причине континентальные полюса недоступности также можно назвать «полюсами негостеприимности».

Неблагоприятный климат, вероятно, объясняет, почему большинство континентальных полюсов недоступности являются не особо популярными туристическими направлениями. Лайонс никогда не интересовался поиском полюсов недоступности – ему они кажутся «локациями ради локаций».

Возможно, это наилучший способ найти ещё один полюс недоступности, который станет самым необитаемым регионом на планете Земля.

Точка Немо является буквальным центром океана.

Океаническим полюсом недоступности является Точка Немо, которую от суши или живой души отделяют 2684 километра. Как результат, если вы окажетесь здесь, то ближайшие к вам люди будут вращаться вокруг Земли на Международной космической станции примерно в 400 километрах над вами.



Ещё одним любопытным фактом о Точке Немо является то, что она известна как «Кладбище космических кораблей». Удалённость Точки Немо делает её идеальным местом для того, чтобы в неё космические агентства сбрасывали вышедшие из строя спутники и космические корабли. Конечно, официально она известна как «Необитаемая территория в южной части Тихого океана», однако «Кладбище космических кораблей» звучит намного интереснее.

Есть ли Точка Немо в чьём-либо списке путешествий? Маловероятно. Нет никаких реальных причин проделывать огромный путь, бороздя просторы океана, только ради того, чтобы увидеть… всё те же просторы океана.



Опять же, Лайонс не очень заинтересован в таком путешествии: «Я склонен воздерживаться от прославления подобных мест. На Антарктическом полуострове вы получите гораздо больше впечатлений, чем на так называемом полюсе недоступности».

Преимущества недоступности

Возможно, наш интерес к этим полюсам недоступности связан с духом приключений, свойственным человечеству. Полюса можно рассматривать как последние кусочки непокорённой земли в мире.

«Идея неизведанных границ ушла в прошлое, – говорит Линдберг, разрушая мечты потенциальных магелланов. – Даже такие места, как джунгли Амазонки, пустыня Сахара или Антарктика, были исследованы».



Такие суровые истины позволяют понять, почему эти полюса могут будоражить наше любопытство. В эпоху, когда мы можем видеть весь мир буквально на ладони, не является ли захватывающим то, что мы можем оказаться там, где ещё никто не был?

Лайонс говорит, что нам нужно отключаться от нашей занятой жизни. По его словам, люди испытывали невероятные эмоции во время путешествий на Южный полюс, в джунгли Папуа – Новой Гвинеи или к берегам Антарктики: «Это волнует. Это открывает глаза. Это бодрит и оживляет». Одна локация, однако, предлагает намного больше, чем остальные. «Люди, возвращаясь из Антарктики, меняются. Они уже по-другому смотрят на вещи».

Источник ➝