Секс в Северной Корее: как это делают в самой закрытой стране мира

Если раньше страной, в которой нет секса, был СССР, то теперь на этот статус может претендовать Северная Корея: ведь при авторитарных режимах часто царит пуританская мораль. В издательстве Individuum вышла книга норвежского художника и режиссера Мортена Тровика «Предатель в Северной Корее. Гид по самой зловещей стране планеты», в которой впервые исследуется эта запретная тема. «Нож» публикует фрагмент, из которого вы узнаете, почему многие северокорейские мужчины имеют гомосексуальный опыт, даже если они гетеро, и можно ли ходить в леопардовых стрингах по площади Ким Ир Сена.

Гетеро

Одна очень известная и очень популярная корейская пословица гласит: намнам, пуннё — мужчины с юга, женщины с севера. Это намек на разделение страны, которое по умолчанию считается трагедией — в том числе и поэтому. Но зато удачливым северокорейским мужчинам покамест можно не бояться, что южане уведут их красивых женщин.

Самые популярные места для свиданий в столице — скамейка на берегу реки Тэдон и спускающаяся к воде лестница. Северокорейские влюбленные парочки ведут себя до прискорбия пристойно, и самая большая вольность, которую они себе позволяют, — держаться за руки.

Публичные объятия и поцелуи — нечто неслыханное и доселе невиданное в КНДР.

Столь же недопустимо пригласить половинку в свою комнату в родительском доме — как из-за тесноты, так и из-за культурных традиций. В тоталитарных системах царит пуританская мораль. В странах прекрасно осознают, насколько неуправляемым может быть сексуальное влечение, поэтому с неодобрением относятся к сексу как простому источнику удовольствия.

Таким образом, половое просвещение в школах практически отсутствует из-за идеологии, а не культуры: в частной жизни местных нельзя назвать особо чопорными. Тем не менее подавляющее большинство северокорейцев — как мужчин, так и женщин — хранят девственность до брачной ночи.

Как-то раз, выйдя на перекур на крыльцо шикарного отеля «Корё», я испытал нечаянную радость, подслушав разговор между одним лихим дипломатом из малайзийского посольства и его северокорейским коллегой. Первый прочел второму очень длинную и подробную импровизированную лекцию о том, как важно и приятно обеспечивать своей женщине достаточное количество оргазмов.

Кратчайший путь к успеху: «Вы должны лизать! Очень много лизать! И посасывать! И водить языком по кругу, вот так», — увлекшийся малайзиец говорил все громче, а ученик улыбался все более испуганно.

Средств контрацепции — в смысле предотвращения, а не прерывания нежелательной беременности — как таковых в стране практически нет. Мистер Вин смотрел на меня как на Санта-Клауса, когда я однажды привез ему из Норвегии в качестве сувенира пару упаковок презервативов — причем я не вполне уверен, что он потратил все на жену.

Сексуальные связи между северокорейцами и иностранцами — табу, над которым часто подшучивают, но его практически никогда не нарушают. Если вы хотите стать членом «Пхеньян-клуба», то есть иностранцем, у которого случился секс в Северной Корее, вам придется тщательно спланировать это событие — вплоть до того, чтобы привезти своего партнера. То же можно посоветовать путешественникам с иными предпочтениями.

Гомо

Скорее всего, в Северной Корее, как и в любой другой части света, каждый день появляются на свет гомосексуалы — мальчишки и девчонки. К сожалению, никто из этой и без того малочисленной группы никогда не сможет открыто проявлять свои сексуальные предпочтения на территории страны.

Большинство геев и лесбиянок, которых вы встретите в Северной Корее (а чисто статистически это практически неизбежно произойдет), окажутся в браке и с детьми.

Ваши гиды будут наивно утверждать, что гомосексуальности в Северной Корее не существует.

Следуя этой логике, стране не нужны законы, которые защищают права представителей ЛГБТ-движения (подобно тем, что имеются в Европе) или защищают общество от них (как это происходит в некоторых других местах, например в России или мусульманских государствах). Поскольку Северная Корея в целом мало затронута глобализацией и мировыми информационными потоками, лишь немногие рядовые граждане вообще имеют представление о таком явлении, как гомосексуальность.

То же, очевидно, касается и самих представителей меньшинств, у которых нет ни понятийного аппарата, ни ключей к пониманию своих чувств, ни языка, чтобы поделиться этими чувствами с возможными единомышленниками. Несмотря на все это, едва ли можно упрекнуть Северную Корею в полноценной гомофобии. Описывая повседневную жизнь на родине, беженцы рисуют картину достаточно расслабленного менталитета — по крайней мере в отношении немногих проявлений отклонения от сексуальной нормы.

Мне доводилось слышать истории и о деревенских трансвеститах, и о людях одного пола, проживающих вместе в преклонном возрасте.

Не говоря уже о большой регулярной армии. Сексуальность — как вода. Она может течь в другую сторону, но никогда не останавливается. И вполне очевидно, что, если срок обязательной службы в армии составляет до 10 лет, проходящих в богом забытых местах вдалеке от больших поселений, это непременно приведет к тому, что у очень многих мужчин в отсутствие альтернатив рано или поздно появится сексуальный опыт с другими мужчинами.

К тому же официальная пропагандистская эстетика Северной Кореи гораздо ближе к кэмпу (кэмп, от англ. camp — эстетика, построенная на манерности и специально культивируемой чувствительности; часто ассоциируется с гей-культурой. — Прим. пер.), чем осознают сами северокорейцы.

На самом деле представители гей-культуры нашли бы много интересного в КНДР. Любители эксцентричного жанра наверняка оценили бы откровенную, почти опереточную сентиментальность, которой пронизаны: практически все произведения местного искусства, кричащие расцветки блузки чогори, входящей в национальный костюм, а также безудержный размах, с которым декорируются все официальные мероприятия.

А тем, кто предпочитает более брутальный стиль, придутся по душе мужчины в униформе и типичное для социализма поклонение грубой силе.

А пропагандистские изображения мускулистых рабочих и военных неуловимо напоминают творчество Тома из Финляндии (Том из Финляндии, англ. Tom of Finland, 1920–1991 — финский художник, известный гомопорнографическими рисунками, оказавшими значительное влияние на гей-культуру. — Прим. пер.).

Как бы то ни было, гомосексуальному туристу дискриминация не грозит, если только он сам не полезет на рожон. И даже если вы наденете боа из перьев и леопардовые стринги и исполните песню «I will survive» посреди площади Ким Ир Сена, это вызовет скорее недоумение, чем агрессию. (Если честно, я не пытался.) Однако правила одинаковы для всех: если вы хотите заняться сексом в Северной Корее, вам придется сделать это с другим иностранцем.

Впрочем, имеются и другие варианты снять сексуальное напряжение. Я решил оказать услугу тем из читателей, чье либидо не знает удержу, и приготовил путеводитель в путеводителе, написанный специально для них экспертом по данной теме, моим добрым другом и коллегой по имени Жан Вальнуар (на мой вопрос о том, желает ли он сохранить анонимность, наш наставник возмущенно ответил: «Мне — и прятаться?! Я знаю, что трусость у французов в крови, но все же! Я горжусь трудами рук моих! Пусть весь мир об этом знает!»). Итак, мадам и месье, встречайте!

Гид онаниста по Пхеньяну

Северная Корея может предложить не так уж много способов развеяться, помимо алкоголя, караоке и стрельбы по живым курицам. (Жан намекает на тир «Меари», где, помимо обычных мишеней и пустых бутылок, есть различные виды пернатых — от кур до фазанов. И развлечение, и дичь на обед!)

Пуститься в эротические приключения с кем-то из местных весьма затруднительно, если не сказать невозможно. Так что одинокому путешественнику, обуреваемому жаждой плотских утех, остается только самоудовлетворение.

Порнография, которая многим нравится и помогает в процессе, строго запрещена, и мы рекомендуем соблюдать определенные правила, если вы все же хотите предаться греховному занятию в этом пролетарском раю.

Таможенники, проверяющие ваш багаж на въезде в страну, не много смыслят в информационных технологиях, как и большинство северокорейцев. В первую очередь они ищут печатную продукцию и относительно крупные объекты вроде DVD и компакт-дисков, так что вряд ли обратят внимание на небольшую флешку в боковом кармане сумки или рюкзака. Посему — отдавайте предпочтение цифровым технологиям!

Привезенный ноутбук скорее всего подвергнется лишь поверхностному осмотру: у таможенников нет ни времени, ни возможностей полностью проверить все жесткие диски на всех ввозимых устройствах. Они ограничатся открытием одного-двух файлов из папки, которую вас же попросят выбрать (имеет смысл заранее подготовить безопасную папку с названием «Видео»). А вот «высокохудожественные» файлы советую спрятать получше — например, сжать папку в zip-архив, а затем вручную приписать файлу новое расширение (.doc, .xml, .psd или тому подобное).

После чего спрячьте получившийся файл среди настоящих файлов с таким расширением. Самые осторожные могут дополнительно воспользоваться программой шифрования вроде TrueCrypt, Veracrypt или (менее надежный выбор) Bitlocker, которые позволяют сделать некоторые файлы на жестком диске невидимыми.

Как выбрать в Северной Корее безопасное место и время, чтобы предаться развращенным удовольствиям индивидуалиста?

На вкус и цвет товарища нет, и каждый сам решает, когда и где заняться «самообслуживанием». Я лишь хочу напомнить, что в государстве, ведомом железной рукой Вождя и партии, наказание за публичную мастурбацию может быть очень суровым, особенно если она происходит под аккомпанемент «межрасовой оргии» на экране смартфона.

Лучше отдать предпочтение максимально уединенному месту — например, вашему номеру в гостинице, если вам повезло и у вас нет соседа.

Впрочем, какие бы меры предосторожности в виде накинутой на колени простыни вы ни приняли, режим может настигнуть вас и здесь.

Во время третьей поездки в Северную Корею, а если быть совсем точным, то 3 сентября 2017 года, я наяривал уже в третий раз и был вынужден прерваться, когда кровать внезапно и сильно завибрировала.

Оказалось, землетрясение вызвали первые в истории режима ядерные испытания, проводившиеся всего в нескольких сотнях километров от моей гостиницы в Пхеньяне. (Впрочем, этот ядерный взрыв не помешал Жану достичь третьего за день «хеппи-энда». Вперед, Республика!)

Дополнительная информация

В первые годы работы в Северной Корее мобильной связи 3G (доступной лишь туристам и иностранцам) особых ограничений и цензуры на интернет-контент не существовало — вероятно, потому, что власти и сами тогда не поняли, сколько всего можно найти в сети.

В те времена можно было без особых проблем (но соблюдая определенную скрытность) пользоваться сервисом YouPorn хоть на площади Ким Ир Сена — проверено лично!

Но эта золотая эпоха быстро кончилась, и сегодня большинство порносайтов заблокированы, равно как и YouTube, Facebook и прочие социальные сети.

И не волнуйтесь: упорные слухи, что все гостиничные номера находятся под видеонаблюдением, на 99 процентов не имеют ничего общего с действительностью.

А если бы это и было правдой — представьте, сколько мастурбирующих постояльцев (я думаю, главным образом мужчин) пришлось бы выдержать сотрудникам службы наблюдения. Также хочу подчеркнуть, что, хотя Северная Корея и попала под множество санкций, они, к счастью, не коснулись бумажных платочков и салфеток. Они свободно продаются в большинстве магазинов, которые вы сможете посетить в Пхеньяне, и по мягкости и впитывающей способности ничуть не уступают западным аналогам.

«Гид онаниста по Пхеньяну» написан с точки зрения мужчины, но мы надеемся, что за исключением немногих отличий, носящих практический и гигиенический характер, он окажется полезен и женщинам.

304

 

 

Источник ➝

Как делается паста: радостные летние фото начала XX века

У итальянской пасты неожиданно интересная история. Это не просто сушеное тесто, это продукт смешения двух культур, который мог случиться только в Сицилии. Дело в том, что прото-паста существовала и в римской традиции (там она называлась lagna), и в арабской (там догадались использовать сушеные полоски теста в качестве провианта в военных походах).

Сицилия была как раз уникальным местом столкновения культур: до 1052 года остров контролировали арабы, а после — захватили нормандцы, которые затащили Сицилию в лоно итальянской культуры.

Две мучные традиции быстро смешались, и скоро здесь появились уже настоящие мануфактуры по производству пасты, которой сицилийцы торговали по всему Средиземноморью.

На этих фото показан процесс приготовления пасты времен начала XX века, причем процесс этот почти не изменился со времен Средневековья:

Забавно, что паста, которая кажется нам совершенно обыденной, еще в 50-е годы была экзотикой за пределами Италии и США (спасибо итальянской диаспоре). Известен показательный случай: в 1957 году на 1 апреля британская компания BBC показала репортаж, в котором было показано, как спагетти выращивают на деревьях в Швейцарии. Несмотря на очевидную для нас бредовость, многие купились и телефоны телекомпании разрывались от звонков агрономов, которые пытались выяснить, где взять семена спагетти и как их выращивать в условиях английского климата.

Источник фотографий — vintag.es.

Картина дня

))}
Loading...
наверх