Эпатажные эпизоды из жизни музы Маяковского

40 лет назад, 4 августа 1978 года ушла из жизни эпатажная Лиля Брик. Ею восхищались, ей завидовали, ее ненавидели, но главное — ее любили, долго и страстно. Она стала той самой «фам фаталь», роковой и в каком-то смысле единственной женщиной в судьбе и творчестве Владимира Маяковского.

Предлагаем вспомнить интересные и неоднозначные эпизоды из ее яркой, насыщенной жизни.

4191-800x505

Лиля Юрьевна Брик родилась в 1891 году, в достаточно состоятельной семье московского юриста Юрия Александровича Кагана и Елены Юльевны, урожденной Берман.

Отец небезуспешно занимался вопросами, связанными с правом жительства евреев в Москве. Мать, рижанка, окончила Московскую консерваторию.

В юности Лиля рано осознала свою способность покорять мужчин и сама была крайне влюбчива, с головой окунаясь в страстные и многочисленные романы, что доставляло ее родителям немало хлопот. По легенде, в числе ее поклонников был даже Федор Шаляпин.
Однажды он познакомился с совершающей променад по московским улицам Лилей и пригласил ее на свой концерт. Разумеется, никаких вольностей за этим не последовало, но сама Лиля так говорила о том периоде своей жизни: «Мама не знала со мной ни минуты покоя и не спускала с меня глаз»…

В то же время родители по праву гордились дочерью: она была и способной, и одаренной. Да еще обладающей безошибочным чутьем на действительно талантливое и прекрасное. А если самой не получилось что-либо сделать, она прибегала к чужой помощи. Например, в семье часто и с уместной гордостью зачитывали сочинения Лили, вызывавшие интерес и одобрение гостей-слушателей. Но однажды выяснилось, что истинный сочинитель не гимназистка, а ее учитель словесности, самозабвенно творящий вместо своей юной пассии.

Было решено отправить предприимчивую девушку подальше, в Катовице, польский город, где проживала бабушка. Но вскоре пришли шокирующие новости: в девушку влюбился родной дядя, и так сильно, что стал добиваться у московского юриста согласия на официальный брак с его дочерью. Лилю быстро вернули в Москву.

Стоит отметить, наша героиня всячески подчеркивала свою привлекательность косметикой и прибегала к различным женским ухищрениям. «У нее торжественные глаза; есть наглое и сладкое в ее лице с накрашенными губами и темными волосами… эта самая обаятельная женщина много знает о человеческой любви и любви чувственной», — вспоминал один из ее современников.

Когда ей было тринадцать лет, она встретила семнадцатилетнего Осипа Брика, которого как раз назначили руководителем пропагандистского кружка в ее женской гимназии. Лиля, по ее признанию, влюбилась сразу, но, увы, впервые безответно.

Однако через несколько лет брак с Осипом все-таки был зарегистрирован, а позже Лиля вспоминала о начале их отношений:«Мы с Осей много философствовали и окончательно поверили, что созданы друг для друга, когда разговорились о сверхъестественном. Мы оба много думали на эту тему, и я пришла к выводам, о которых рассказала Осе. Выслушав меня, он в совершенном волнении подошел к письменному столу, вынул из ящика исписанную тетрадь и стал читать вслух почти слово в слово то, что я ему только что рассказала».

Сама она говорила, что формула привлекательности очень проста: «Надо внушить мужчине, что он замечательный или даже гениальный, но что другие этого не понимают. И разрешить ему то, что не разрешают дома. Например, курить или ездить куда вздумается. Ну а остальное сделают хорошая обувь и шелковое белье». Будучи замужней женщиной, Лиля флиртовала напропалую, но старалась не переходить грань…

…до тех пор, пока в их с Осипом жизни не появился начинающий поэт Владимир Маяковский, с которым Лиля познакомилась в 1915 году. К ней его привела младшая сестра Эльза, только закончившая 8-й класс гимназии. За ней и ухаживал молодой поэт. «Июль 1915 года. Радостнейшая дата. Знакомлюсь с Л.Ю. и О.М. Бриками», — записал Маяковский много лет позже в автобиографии. Дом Бриков скоро стал и его домом, их семья — его семьей.

В тот вечер поэт нашел свою музу. «Володя влюбился в меня сразу и навсегда. Я говорю — навсегда, навеки — оттого, что это останется в веках, и не родился тот богатырь, который сотрет эту любовь с лица земли», — говорила потом Лиля. Ее отношение к новому поклоннику было сложным, если не сказать большего. Как она сама писала в мемуарах, ее раздражало в Маяковском все, включая его внешность и даже фамилию, похожую на «пошлый псевдоним».

Но там же, в воспоминаниях, она говорила о том, что ее обожаемый Ося «сразу влюбился в Володю». А на тот момент отношения между супругами стали напряженными, Осип уделял жене все меньше внимания. Как ни парадоксально, Лиля вовлекла в свой брак третьего участника, чтобы сохранить союз, что буквально шокировало далеко не пуританскую Москву того времени. Добавить остроты в отношения с мужем за счет романа с другим мужчиной, закрепить творческий тандем двух друзей коммерческой составляющей — вот выбор Лили. Да уж, незаурядная женщина решила проблемы в семье оригинальным образом.

Однажды Лиля Брик и Маяковский зашли в модное петроградское кафе «Привал комедиантов». Уходя, Лиля забыла сумочку, и поэт вернулся за ней. За соседним столиком сидела эффектная дама, известная журналистка Лариса Рейснер, которая взглянула на Маяковского с грустью: «Вы теперь так и будете таскать эту сумочку всю жизнь!» «Я, Ларисочка, могу эту сумочку в зубах носить, — последовал гордый ответ, — в любви обиды нет!»
Так складывался эпатирующий роман замужней и откровенно не ослепляющей своей природной красотой (свидетельства непредвзятых современников и фотохроника удивительно единодушны в этом вопросе) дамы и гениального поэта.

Лиля Брик своим примером доказала, что необязательно быть писаной красавицей, чтобы сводить с ума мужчин.

В гости к семье Бриков-Маяковского приходили известные литераторы, а по совместительству друзья Маяковского: Велемир Хлебников, Сергей Есенин, Всеволод Мейерхольд, Максим Горький. Душой и естественным центром «салона» была сама хозяйка, Лиля Брик. Тогда появилась поэма Маяковского «Флейта-позвоночник», в которой, как и во многих последующих стихах, поэт воспевал свое неистовое чувство к Лиле.
Особое место в лирике Маяковского заняло стихотворение «Лиличка!». Лю — как ее называл Маяковский — сразу поняла, что поэту нужны бури и страдания, а не стабильные чувства. Сам Владимир однажды ей сказал: «Господи, как мне нравится, когда мучаются, ревнуют…» Ради ревности он даже выпытал у Лили подробности ее первой брачной ночи с мужем и потом страшно переживал. Зато часть этих переживаний вылилась в стихотворные строки. Зная об этом эффекте, муза иногда нарочно заставляла поэта понервничать.

Возможно, тайна обаяния Лили Брик заключалась именно в ее женственности. Она не могла жить без красивой одежды, сама придумывала платья. Маяковский много публиковался, заработков хватало на безбедную жизнь. Лиля даже уговорила его привезти из Парижа автомобиль Renault и, научившись водить, всегда сама была за рулем. Когда возникла угроза расставания с Маяковским из-за любовного романа поэта с русской эмигранткой Татьяной Яковлевой, Лиля попросила сестру, жившую в Париже, написать письмо с новостью о том, что Татьяна якобы выходит замуж за богатого виконта, и зачитала письмо вслух на одном из вечеров. Побледневший Маяковский тут же принял решение завершить неудачный роман с Татьяной, которая даже не подозревала о проделанной сестрами афере.

Самоубийство Маяковского Лиля восприняла вполне спокойно, заявив, что поэт всегда был «неврастеником». Смерть же своего мужа Осипа она пережила с трудом: «Когда не стало Маяковского — не стало Маяковского, а когда умер Брик — умерла я». Но и после этого в ее жизни было еще множество мужчин, красивых ухаживаний, цветов и подарков — всего того, что муза так любила.

После смерти поэта Лиля занялась подготовкой собраний сочинений Маяковского, но возникли сложности с публикацией. Тогда она написала письмо И. Сталину с просьбой о помощи в издании собрания. Именно о ее письме Сталин сказал: «Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и произведениям — преступление». Слова вождя сомнению не подвергались: Маяковский стал главным поэтом Советского Союза.

Л. Брик сотрудничала с ОГПУ и другими советскими спецслужбами, «ездила за границу чаще, чем в Переделкино».

О Лиле Юрьевне рассказывали, что она и в 80 лет легко пленяла кавалеров, искусно меняя голос и выражение лица так, что каждому мужчине казалось — он главный в ее жизни. Биограф Маяковского Василий Катанян писал о ней: «У нее был «талант жить».

Источник ➝

Какой запах является наихудшим в мире?

Одни запахи кажется более отвратительными, чем другие. Но какой из них является наихудшим? Дело в том, что всё субъективно.

В 1998 году Памеле Далтон, когнитивному психологу из Центра химических чувств Монелла, было поручено разработать вонючую бомбу для Министерства обороны. Её эксперименты показали, что люди из разных слоев общества и разных частей света, которые росли, нюхая и употребляя в пищу разные вещи, часто не соглашались по поводу того, какие запахи были хорошими, а какие – плохими.

Наиболее подходящим кандидатом на звание «Универсальный неприятный запах», который обнаружила доктор Далтон, было то, что называлось «Стандартным зловонием уборных, используемых правительством США».

Это вещество, которое было разработано, чтобы имитировать запах в военно-полевых туалетах с целью проверить эффективность чистящих средств. Она выбрала ароматическую жидкость в качестве основы своего рецепта вонючей бомбы. Полученная в результате формула была названа «Вонючим супом». И это, возможно, наихудший запах из когда-либо созданных.

Научный писатель Мэри Роуч – одна из немногих людей, кому лично довелось столкнуться с «Вонючим супом». Она сравнила запах с «Сатаной на троне из гниющего лука».

Неужели «Вонючий суп» – самый ужасный запах в мире? Трудно сказать, отчасти потому, что исследования плохих запахов сопровождаются множеством проблем. Химики постоянно предупреждают о веществе под названием тиоацетон; в 1889 году оно стало объектом экспериментов в одной из лабораторий Фриберга (Германия). Одна из реакций с использованием тиоацетона привела к высвобождению неприятного запаха, который вырвался за пределы лаборатории и прокатился по городу, вызвав всеобщую панику и эвакуацию. Большинство людей стошнило прямо на улицах.

Дерек Лоу, промышленный химик, который писал о тиоацетоне, заявил, что трудно определить, какие химические вещества произвели запах в инциденте 1889 года. Тиоацентон, по всей вероятности, преобразовался в другое химическое вещество – предположительно, гем-димеркаптан – которое подверглось дальнейшим реакциям и создало ещё больше соединений. Никто, кажется, не горит желанием повторить этот эксперимент, чтобы точно выяснить, какие молекулы образуются.

«Практически все соединения, которые вы можете получить из тиоацентона, будут вонять», – сообщил доктор Лоу. Насколько сильно? Этого мы не знаем. Доктор Лоу говорит, что не многим доводилось нюхать гем-димеркаптан. Его запах вполне может быть интенсивным. Но вряд ли кто-то когда-либо захочет выяснить это.

История о тиоацетоне поднимает вопрос: как далеко способен распространиться плохой запах? Запах из лаборатории в 1889 году распространился примерно на 750 метров во всех направлениях, после чего рассеялся. Может ли запах быть настолько сильным, чтобы распространиться по всему миру и вынудить вонять всю планету?

Сила запахов измеряется «порогом обнаружения»; это количество вещества, которое вам нужно распылить в воздухе, чтобы обычный человек смог ощутить его запах. Порог обнаружения запаха бензина составляет около 100 микрограммов на метр кубический. Если около 4 литров бензина распылить в воздухе с высоты, то его запах будет уловим в пределах 180 м во всех направлениях.

Есть вещества, которые пахнут хуже бензина. Этилмеркаптан, вещество, добавляемое в природный газ для того, чтобы было легче обнаружить утечку газа, имеет порог обнаружения всего 1-2 микрограмма на кубический метр. Несколько луж этилмеркаптана объёмом с резервуар в Центральном парке в Нью-Йорке, равномерно распределившись в атмосфере, заставили бы всю планету пахнуть как при утечке газа. Метилмеркаптан обладает ещё более неприятным запахом.

Но не все сильные запахи являются плохими. Одним из веществ с самым низким порогом обнаружения является ванилин, основной компонент экстракта ванили. Данные варьируются, однако его порог обнаружения составляет около 0,1 или 0,2 мкг на кубический метр, что значительно ниже, чем у этил- или метилмеркаптана. Это означает, что одного или двух нефтяных танкеров с ванилином можно было бы использовать в качестве освежителя воздуха, достаточно мощного, чтобы придать всей Земле лёгкий аромат ванили.

Доктор Лоу говорит, что самый ужасный запах, с которым он когда-либо сталкивался в своей жизни, возник, когда он непреднамеренно объединил диметилсульфид с кремнием в ходе реакции, известной как олефинирование по Петерсону. «Пахло как из выхлопной трубы НЛО, – заявил он. – Запах был невероятно странным и ужасным». Учитывая бесконечность вселенной химии, кто знает, какие ещё запахи нам предстоит открыть.

 

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх