Гиперинфляция в Германии 1923 года

Было время, когда среднестатистический немец носил в карманах миллиарды марок, однако ничего не мог купить. Буханка хлеба стоила 200 миллиардов марок. Недельного пособия не хватало даже на чашку кофе. Марки пребывали в свободном падении, их ценность уменьшалась с каждой минутой. Рестораны перестали печатать меню, потому что к тому времени, когда они подавали блюда, их стоимость возрастала. Так, мужчина выпил первую чашку кофе за 5000 марок, а вторая стоила ему уже 9000 марок. Истории тех дней были ужасающими и забавными одновременно. Мама отправила своего сына в магазин купить две булочки. Он по пути решил поиграть в футбол на детской площадке. К тому времени как он добрался до магазина, цена на булочки выросла, и, вместо двух, он купил всего одну. Мужчина отправился в Берлин, чтобы купить пару туфель. Но когда он добрался туда, всё, что он смог себе позволить – это чашку кофе и проезд на автобусе домой.



Дети играют с немецкими банкнотами, которые из-за инфляции превратились в бесполезные бумажки



Эта абсурдная ситуация началась примерно в середине Первой мировой войны, когда немецкое правительство решило, что вместо того чтобы использовать деньги налогоплательщиков для финансирования войны, они просто займут их у других стран. Немцы были уверены, что они смогут погасить долг, как только победят в войне, захватив богатые ресурсами промышленные территории и наложив репарации на побеждённых союзников.

Но план провалился. Германия проиграла войну и в итоге получила огромные долги. Кроме того, Версальский договор наложил на Германию огромный штраф в размере 132 миллиардов марок (или 31,4 миллиарда долларов) в качестве репараций за причинение убытков и ущерба союзникам в результате войны. Для того чтобы погасить долги, правительство решило прибегнуть к обману – оно начало печатать деньги и использовать их для покупки иностранной валюты, которая затем использовалась для выплаты репараций. В скором времени денег стало намного больше, чем товаров, и инфляция вышла из-под контроля.

Поначалу инфляция постепенно увеличилась с 4,2 марки за доллар до войны до 48 марок за доллар, когда был подписан договор. Затем она резко стала расти. В первой половине 1922 года 320 марок были равны одному доллару. К концу года показатель увеличился до 7400 марок за доллар. В конце концов, инфляция достигла уровня 4,2 триллиона марок за один доллар США.

В день зарплаты люди брали с собой на работу чемоданы и рюкзаки, чтобы забрать деньги, после чего мигом бежали в ближайший магазин, чтобы успеть до повышения обменного курса. Каждые несколько недель появлялись банкноты всё высшего и высшего номинала. Когда вышла банкнота номиналом 1000 миллиардов, люди перестали забирать сдачу, когда покупали за неё товары. Инфляция достигла своего пика в октябре 1923 года, а номинал банкнот вырос до 100 триллионов марок. Валюта утратила смысл.

Банкнота номиналом 100 триллионов марок



Люди перестали иметь дело с наличными и начали прибегать к бартеру. Многие врачи настаивали на том, чтобы им платили колбасой, яйцами, углём и прочим. Люди обменивали туфли на рубашки, а посуду – на кофе. Были широко распространены экономическая паника и недоверие. Немцы начали жить одним днём. В городах стали появляться танцевальные залы и стрип-бары, а продажа кокаина взлетела до небес.

Как ни странно, дефицита товаров не наблюдалось. Просто не было стабильной валюты, чтобы их можно было приобрести. Единственными предметами, обладающими реальной ценностью, были материальные активы – алмазы, золото, антиквариат, предметы искусства. В скором времени в стране начало процветать мелкое воровство. Люди стали воровать что угодно – мыло, заколки, медные трубы, бензин.

Было ясно, что для того чтобы остановить постоянное обесценивание денег и восстановить контроль над ситуацией, нужно было принять радикальные меры. В конце 1923 года марка была заменена новой валютой – рентенмаркой, которая была подкреплена ипотеками на сельскохозяйственные и промышленные земли. Стоимость рентмарки была зафиксирована по старому курсу – 4,2 рентмарки за один доллар США.



Германия вернулась к нормальной жизни, но страна больше уже никогда не была прежней. Потерянные сбережения так и не были восстановлены, «равно как и ценности тяжёлой работы и порядочности, которые сопровождали эти сбережения», как писал Джордж Дж. У. Гудман, американский писатель и экономист. По его словам, «страна приобрела иной характер, который Гитлер впоследствии использовал в своих целях с дьявольским талантом».

Перл Бак, американский писатель, который посетил Германию в 1923 году, сказал: «Города стояли на месте, дома не были разбомблены и не лежали в руинах, но пострадали миллионы людей. Они потеряли свои сбережения; они были потрясены и ошеломлены инфляцией и не понимали, как это произошло и кто был противником, победившим их. Они утратили уверенность в себе, они, как им казалось, перестали быть хозяевами собственной жизни. Более того, они лишились старых ценностей, морали, этики и порядочности».

Берлинский банкир считает стопки марок



Дети готовятся запускать воздушного змея, сделанного из банкнот



Трое детей заняты изготовлением воздушных змеев из обесцененных банкнот



Чрезвычайно высокие цены на продукты питания во время гиперинфляции



Владелец магазина рекламирует свои услуги по продаже и ремонту в обмен на еду



Обесцененные банкноты, собранные для сжигания



Дети используют пачки банкнот в качестве «кубиков»



Женщина хочет разжечь печь при помощи банкнот



Молодой человек обклеивает стены банкнотами



Владелец магазина складывает лишние деньги в чайный сундук рядом с кассой
Источник ➝