Почему в СССР нацистов ошибочно называли фашистами

До сих пор национал-социалистов (гитлеровцев) в обиходе называют фашистами, как и итальянских правых политиков 1920-1930-х годов. Нередко можно встретить в публицистике заметки, указывающие на ошибочность такого определения. Но привычка называть немцев фашистами очень устойчива, как и многие привычки, распространившиеся ещё в период СССР. Попробуем разобраться с терминами.

Фашисты

Вообще, фашизм с трудом поддаётся точному определению, слишком разные его версии зародились в 1920-1930-е годы.

Фашистов объединяет обязательное строительство культа личности вождя, стремление к авторитарному и тоталитарному режиму правления, выраженный антикоммунизм, антидемократизм, «национально ориентированная» политика, стремление сгладить классовые противоречия, и, конечно же, дух экспансии. Сам Гитлер открыто признавал, что корни национал-социализма лежат в том числе в итальянском фашизме.

Первые «фашисты» (так называли себя последователи «дуче» – Бенито Муссолини) имели много общество с нацистами, но также и во многом отличались от них. Фашисты создали в Италии корпоративное государство, наладили неплохие отношения с церковью (чего у немцев не было), не истребляли евреев и другие национальные меньшинства, вообще отличались меньшим уровнем агрессии внутри страны. Для них абсолютом было государство, тогда как для нацистов во главе угла стояла нация. Адольф Гитлер, напротив, разрушал немецкое государство (смотри об этом в «Бегемоте» Ф. Ноймана), укрепляя таким образом безграничную личную власть и свою роль арбитра, «компаса» в устроенном им государственно-бюрократическом хаосе.

 

Нацисты

Как пишет историк А. Патрушев («Германия в ХХ веке»), идеология национал-социализма представляла собой «идейную кашу», в которой все приверженцы правой части политического спектра могли найти для себя что-то привлекательное – тут и антикапитализм, и антикоммунизм, и антисемитизм, и расизм, и идеи имперского величия, и милитаризм. Всё это нацисты не выработали сами, а аккумулировали и довели до крайности, позаимствовав в национально ориентированной и просто популярной философии того времени (тот же социал-дарвинизм, к примеру). Вся эта «каша» замешана была на догматических антисемитских и расистских постулатах. По части основного идейного содержания движение национал-социалистов гораздо дальше от Муссолини, чем по части политических методов.

Чтобы подчеркнуть ряд тонких различий между итальянцами и немцами, в последние десятилетия принято не называть национал-социалистов фашистами. С точки зрения употребления терминологии такая дифференциация удобна и более точна. В то же время стоит признать, что исследователи (в том числе советские), которые и нацистов называли и называют фашистами, тоже выдвигают убедительные аргументы в пользу своего подхода. Во всяком случае, хоть и не следует отождествлять итальянский фашизм и немецкий социализм, но называть нацистов фашистами – не ошибка! Действительно, следуя определённым критериям и помня об их уникальных особенностях, нацистов можно считать представителями масштабного фашистского крыла европейской политики своего времени.

 

«Германский фашизм»

Прежде всего так поступали учёные СССР. Национал-социализм советская историческая наука хоть и определяла именно так, но считала его частным случаем фашизма. Исходили они из того, что фашизм – это более широкое определение явлений одного порядка. Фашистами признавали все крайне правые движения (Муссолини, Франко, Салазара, Мосли, Квислинга и др.). Кстати, многие фашисты разделяли такой же подход к терминологии (к примеру, бельгийский фашист Леон Дегрелль) и называли фашистами и гитлеровцев, и их политических союзников.

Так что политику Гитлера десятилетиями и в десятках тысяч текстов называли «фашизмом» или «гитлеризмом». Отечественная историческая наука, исходившая из марксистско-ленинской методологии, считала фашизм хищнической стадией империализма, формой безудержной эксплуатации масс, использующей в свою пользу антикапиталистические настроения народа. Фашизм – это общество ненависти, направленной на какую-либо группу. Нацисты, таким образом, отличаются от других фашистов в основном лишь выбором своих жертв и ситуационными, исходящими из немецких обстоятельств политическими тактиками и государственным устройством. Поэтому А. А. Галкин, самый известный советский историк национал-социализма, называл его «германским фашизмом» (так же называется главный труд Галкина). В этом труде и фашисты, и нацисты – политические течения одного порядка, в обоих можно найти признаки антикоммунистической, реакционно-капиталистической политики. В рамках марксистско-ленинской школы, склонной к чёткой типологизации, сходства были важнее различий. Был и ещё один дополнительный повод для СССР не называть «национал-социализм» именно так. Проблемы была во второй части этого названия: ни к чему было дискредитировать «социализм» и лишний раз вызывать у обывателя, столкнувшегося со сложным миром политических дефиниций, когнитивный диссонанс. В общем, удобнее было не смущать народ. В 1991 году плюрализм вернулся в исторические тексты, а вместе с ним и национал-социалисты.

 

 

Источник ➝

Какой запах является наихудшим в мире?

Одни запахи кажется более отвратительными, чем другие. Но какой из них является наихудшим? Дело в том, что всё субъективно.

В 1998 году Памеле Далтон, когнитивному психологу из Центра химических чувств Монелла, было поручено разработать вонючую бомбу для Министерства обороны. Её эксперименты показали, что люди из разных слоев общества и разных частей света, которые росли, нюхая и употребляя в пищу разные вещи, часто не соглашались по поводу того, какие запахи были хорошими, а какие – плохими.

Наиболее подходящим кандидатом на звание «Универсальный неприятный запах», который обнаружила доктор Далтон, было то, что называлось «Стандартным зловонием уборных, используемых правительством США».

Это вещество, которое было разработано, чтобы имитировать запах в военно-полевых туалетах с целью проверить эффективность чистящих средств. Она выбрала ароматическую жидкость в качестве основы своего рецепта вонючей бомбы. Полученная в результате формула была названа «Вонючим супом». И это, возможно, наихудший запах из когда-либо созданных.

Научный писатель Мэри Роуч – одна из немногих людей, кому лично довелось столкнуться с «Вонючим супом». Она сравнила запах с «Сатаной на троне из гниющего лука».

Неужели «Вонючий суп» – самый ужасный запах в мире? Трудно сказать, отчасти потому, что исследования плохих запахов сопровождаются множеством проблем. Химики постоянно предупреждают о веществе под названием тиоацетон; в 1889 году оно стало объектом экспериментов в одной из лабораторий Фриберга (Германия). Одна из реакций с использованием тиоацетона привела к высвобождению неприятного запаха, который вырвался за пределы лаборатории и прокатился по городу, вызвав всеобщую панику и эвакуацию. Большинство людей стошнило прямо на улицах.

Дерек Лоу, промышленный химик, который писал о тиоацетоне, заявил, что трудно определить, какие химические вещества произвели запах в инциденте 1889 года. Тиоацентон, по всей вероятности, преобразовался в другое химическое вещество – предположительно, гем-димеркаптан – которое подверглось дальнейшим реакциям и создало ещё больше соединений. Никто, кажется, не горит желанием повторить этот эксперимент, чтобы точно выяснить, какие молекулы образуются.

«Практически все соединения, которые вы можете получить из тиоацентона, будут вонять», – сообщил доктор Лоу. Насколько сильно? Этого мы не знаем. Доктор Лоу говорит, что не многим доводилось нюхать гем-димеркаптан. Его запах вполне может быть интенсивным. Но вряд ли кто-то когда-либо захочет выяснить это.

История о тиоацетоне поднимает вопрос: как далеко способен распространиться плохой запах? Запах из лаборатории в 1889 году распространился примерно на 750 метров во всех направлениях, после чего рассеялся. Может ли запах быть настолько сильным, чтобы распространиться по всему миру и вынудить вонять всю планету?

Сила запахов измеряется «порогом обнаружения»; это количество вещества, которое вам нужно распылить в воздухе, чтобы обычный человек смог ощутить его запах. Порог обнаружения запаха бензина составляет около 100 микрограммов на метр кубический. Если около 4 литров бензина распылить в воздухе с высоты, то его запах будет уловим в пределах 180 м во всех направлениях.

Есть вещества, которые пахнут хуже бензина. Этилмеркаптан, вещество, добавляемое в природный газ для того, чтобы было легче обнаружить утечку газа, имеет порог обнаружения всего 1-2 микрограмма на кубический метр. Несколько луж этилмеркаптана объёмом с резервуар в Центральном парке в Нью-Йорке, равномерно распределившись в атмосфере, заставили бы всю планету пахнуть как при утечке газа. Метилмеркаптан обладает ещё более неприятным запахом.

Но не все сильные запахи являются плохими. Одним из веществ с самым низким порогом обнаружения является ванилин, основной компонент экстракта ванили. Данные варьируются, однако его порог обнаружения составляет около 0,1 или 0,2 мкг на кубический метр, что значительно ниже, чем у этил- или метилмеркаптана. Это означает, что одного или двух нефтяных танкеров с ванилином можно было бы использовать в качестве освежителя воздуха, достаточно мощного, чтобы придать всей Земле лёгкий аромат ванили.

Доктор Лоу говорит, что самый ужасный запах, с которым он когда-либо сталкивался в своей жизни, возник, когда он непреднамеренно объединил диметилсульфид с кремнием в ходе реакции, известной как олефинирование по Петерсону. «Пахло как из выхлопной трубы НЛО, – заявил он. – Запах был невероятно странным и ужасным». Учитывая бесконечность вселенной химии, кто знает, какие ещё запахи нам предстоит открыть.

 

 

Популярное в

))}
Loading...
наверх